Герой нашего времени. Какой он?         

   Я считаю, что и в наше время есть свои герои. Это те люди, которые совершают  героические поступки, поступки, достойные славы. Согласно словарю «герой- выдающийся своей храбростью, доблестью, самоотверженностью человек, совершающий подвиги». Согласен с этим. Герой нашего времени, на мой взгляд, должен обладать такими качествами как смелость, мужественность, твердость, сила воли и, конечно, доброта. Невозможно совершать поступки во имя других людей, не будучи добрым и отзывчивым человеком. Лично для меня героем является мой отец, Талабаев Виталий Викторович - начальник штаба, заместитель командира 119-го гвардейского ордена Александра Невского парашютно-десантного полка 106-й гвардейской Краснознамённой ордена Кутузова II степени воздушно-десантной дивизии, гвардии майор. Он награжден орденом Мужества (посмертно). Мой папа в 1990 году окончил Свердловское (ныне Екатеринбургское) суворовское военное училище, а в 1994 году Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище, стал офицером. Отец командовал парашютно-десантным взводом, участвовал в первой чеченской войне 1994 - 1995 годов.  По окончании Высших офицерских курсов «Выстрел» в 1995 году отец был назначен заместителем командира парашютно-десантного полка в 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Был одним из лучших офицеров полка, являлся кандидатом в мастера спорта по дисциплинам - офицерское троеборье, гиревой спорт, плавание. И при всей своей мужественности, имея крепкое здоровье и отличную физическую подготовку, отец был, по отзывам сослуживцев, очень добрым, скромным и отзывчивым человеком, всегда готовым прийти на помощь.           В сентябре 1999 года части дивизии, где служил отец, смело сражались с чеченскими бандформированиями, вторгшимися в Дагестан. В  Новолакском районе во время преследования  бандитов, которое организовал капитан Талабаев,  БМД подорвалась на противотанковой мине. Весь экипаж, в том числе и капитан Талабаев, погиб. За мужество и героизм капитану Талабаеву Виталию Викторовичу присвоено звание Героя Российской Федерации.  Для меня мой отец герой не потому, что имеет звание Героя России, а потому, что он честно служил, выполнял свой воинский долг, думал о людях – своих подчиненных. Я хочу быть похожим на своего отца, хочу продолжить военную династию-стать офицером – десантником. Мечтаю поступить в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. А пока я учусь в Московском суворовском военном училище, ношу гордое звание суворовец. Занимаюсь плаванием, увлекаюсь занятиями на силовых тренажерах, призер соревнований училища по гиревому спорту. Уверен, что мне очень пригодятся физические тренировки, ведь офицер-десантник всегда впереди,  всегда пример для подчиненных. И должен быть готов к поступку. Чтобы совершить героический поступок человек необязательно должен иметь могучую силу. Отвагу и мужество можно проявить не только в боях или сражениях. Героем может стать любой из нас! В подтверждение этой мысли расскажу о том, что вместе со мной учится суворовец, награжденный медалью «За спасение погибавших». Он получил эту награду за «проявленные смелость и решительность при спасении погибавших в экстремальных ситуациях». Это было в 2010 году, когда Николаю было всего 10 лет. Почему  он совершил героический поступок? В первую очередь он, конечно, хотел спасти себя и своих родных (маму и брата) от замерзания в ночном лесу, во-вторых, он обладает такими качествами, как смелость и решительность. Героями чаще всего становятся в экстремальных ситуациях, но если ты трус или эгоист, то никогда не будешь способен на поступок!  Закончить хочу словами из произведения Максима Горького «В жизни всегда есть место подвигу!»

Талабаев Никита, 16 лет воспитанник Московского суворовского военного училища  



Виталию Талабаеву


Вы шли вперёд и устали не знали

Десантников вели Вы за собой

Виталий Викторович Талабаев...

В сердцах людей навеки Вы живой.


Судьбу свою Вы сами выбирали,

И труден был тот путь, опасен и тернист,

Сначала из себя Вы воина ковали,

Чтобы затем в солдат те знания вложить.


Везде быть первым-главная задача:

И в спорте, и в строю, в учении, в бою,

В служении Отечеству-лишь так, и не иначе,

Вы молодость и жизнь оставили свою.


Вы говорили: Нервы-привилегия начальства,

Предпочитая быть на острие всегда,

Учить, служить, работать, обучаться.

Но в дом пришла негаданно беда.


Раздался вспышкой взрыв в районе Новолакском,

Героя унеся навеки в новые миры,

Заставив маленького сына зарыдать в коляске

И осень-дождь из слёз на головы пролить.


Пятнадцать лет прошло...уж дети подрастают,

Но мысль всё чаще в голове стучит:

Как жаль, что люди, как Виталий Талабаев,

Уж не встречаются на жизненном пути.


Мне снится сон- и вновь в строю шагает,

На марш-броске он первый, как всегда:

Герой, Майор Виталий Талабаев

Такой же молодой, как и тогда.


В память о Вас мы свечи зажигаем.

И вновь на построении звучит:

Кадет-суворовец Виталий Талабаев...

Он жив, пока он всеми нами не забыт.


Маленький рассказ с сайта www.desantura.ru

Довелось мне проходить срочную службу в 119 гвардейском парашютно-десантном полку, после окончания КМБ я попал во 2 батальон. Судьба сводила меня со многими людьми, но были среди них те, кто врезался в память в хорошем смысле этого слова и кого я никогда не забуду. Один из них- Виталий Талабаев. Когда я пришёл в батальон, он командовал 4 ПДР. Рота была самой спортивной в батальоне, и это, конечно, его заслуга. На зарядках не жалел ни себя, ни бойцов. Пожалуй, по физической подготовке он был лучшим в полку. При том, что было ему 24 года,- молодой парень, в принципе, а уже- командир парашютно-десантной роты. Всегда спортивен, активен, подтянут, красив, настоящий Десант с большой буквы.(Не забуду, как на соревнованиях по гиревому спорту, женская часть полка кричала:"Ви-та-лик!Ви-та-лик!").Лучший бегун полка, гиревой спорт, лыжи, плавание. Говорят, лёжа выжал больше, чем самый крутой дембель, обладающий культуристической внешностью...Настоящий пример для подражания.До армии мы с друзьями, помню, бредили боевиками с Ван Даммом, Сталлоне. А тут- такие люди служат, живые, настоящие, этот Голливуд вместе взятый с их рейнджерами просто отдыхают.

Талабаева называли Фанатом. Такого рвения к службе и любви к ВДВ я не встречал.Пусть нас и дальше обвиняют в воздушно-десантном шовинизме, им этого не понять. Отличное знание матчасти всего, что можно, своим примером мог показать класс и наводчикам, и снайперам, и механам - всем. Помню, мы укатили на прыжки в Тулу, а он был в отпуске, так каково было наше удивление, когда он через два дня приехал своим ходом!!! И не для того, чтобы там поплющиться, а осматривал-помогал укладывать парашюты, несколько раз за день совершал прыжки и вообще был везде с подразделением.Караулы проверял и в дождь, и в снег, и не дай бог тебе "потеряться на посту".Сам был на посту, когда он среди ночи в ливень, идущий просто стеной, пришёл в плащ-накидке с начкаром часовых проверять."Вот про таких людей надо фильмы снимать и по телевизору показывать"-думал я. Через какое-то время он уехал, а когда вернулся, у него уже были капитанские звёзды.Стал он начальником штаба батальона, командиром роты стал его, как говорили, друг, Сергей Орлов.. Как может показаться – такая работа штабная, сидячая. Но это -не про Талабаева. Даже если случалось долго за бумагами сидеть, он делал перерыв, дневальный тащил табуретки в спортзал, и он занимался физо один. В остальном ничего не изменилось, и зарядки были его, и на полевые выходы-прыжки он шёл со всеми в одной колонне, так же как и все обливаясь потом на жаре или продуваемым всеми ветрами на морозе. 

Ещё врезалось в память-он как-то привёл свою маленькую дочку, шёл с ней за руку - такой контраст - могучий десант и маленькая девочка идут по коридору. 

Даже когда было очень трудно, мысль о том, что судьба свела с такими людьми, придавала сил. И пусть это было недолго, но я горжусь этим. 

Виталия Талабаева показали всё-таки по телевизору - ровно через год, как я уволился в запас, я включил телевизор на автопилоте после работы- у по первому каналу показывали сюжет про его похороны.Я был в шоке.С Сергеем Орловым они погибли в один день-13 сентября 1999 года их БМД подорвался на фугасе. 

Похоронили его на кладбище Рубёжное в городе Самаре. Звание майора он получил посмертно, а через несколько месяцев их наградили званием Героя Российской Федерации. 

Через несколько лет 119 полк был расформирован, вот так у нас относятся к героям. Жаль. 

А недавно именем В.Талабаева назвали улицу в Самаре. 

Г.Шпак однажды сказал: "это был один из лучших офицеров ВДВ". 

Вечная память... 

 

В моем ты сердце навсегда

(статья из газеты «Офицерский сплав»)

 

Инна и Виталий были знакомы с детских лет. Оба росли в семьях военных, долгое время жили в одном военном городке, играли в одном дворе. Дружба их началась в Узбекистане в Термезе,  продолжилась в Ташкенте, куда перевели родителей Виталия, а у Инны там жила бабушка. Инна гостила у нее каждое лето и встречалась с Виталием. Вскоре Виталий поступил в Свердловское суворовское училище, и в летнее время приезжал в отпуск. Они дружили по детски – обсуждали книги, ходили в кино, делились нехитрыми секретами и даже поверяли друг  другу сердечные тайны.

Виталий твердо решил выбрать карьеру военного и поступил в Рязанское воздушно-десантное училище.   На подтянутого, к тому времени уже мастера спорта по плаванию и по  стрельбе,   веселого и обаятельного курсанта заглядывались многие девчонки. Но Виталий, приехав в очередной отпуск к родителям,  и повстречавшись с Инной, вдруг понял, что детская привязанность превратилась в нечто большее. Он другими глазами посмотрел на свою подружку. И как часто случается с молодыми людьми,  дружба переросла в любовь. Вначале Инна не восприняла всерьез ухаживания Виталия, он всегда  был для нее только надежным другом, хорошим товарищем, которому можно доверять. Из-за этого между ними даже вышла небольшая размолвка – Виталия уже не устраивали прежние отношения. Но вскоре и Инна поняла, что кроме Виталия ей никто не нужен. В то время она с родителями уже жила в Москве.  Инна с нетерпением ждала приезда любимого перед выпуском из училища. Виталий приехал с букетом роз и сразу же сделал предложение, на которое Инна, не раздумывая,  дала согласие. 

– Я так любила его, мне так важно было быть с ним рядом, что я даже не задумывалась о том, где мы будем жить,  и как сложится наши семейная жизнь, – вспоминает Инна. 

А семейная жизнь в смысле жилья сложилась по сценарию, так известному всем военным. Лейтенанта Талабаева направили в парашютно-десантный полк под  Наро-Фоминском. Жизнь на территории воинской части,  маленькая комнатка в казарме, муж все время на службе, денег катастрофически не хватает, так как денежное довольствие не выплачивают вовремя.  К слову сказать, не все выдерживают эти испытания на прочность семейных уз. Но у Инны и мысли не было вернуться к родителям, в удобную квартиру. Она оказалась настоящей офицерской женой, верной подругой своему мужу. Виталий служил в должности командира взвода и не мог проводить дома столько времени, сколько хотелось. Но он сумел окружить молодую жену таким вниманием, такой постоянной заботой, что Инна ни на  минуту не пожалела о своем выборе. Она была счастлива.

Вскоре судьба преподнесла им еще одно испытание. В начале 1995 года Виталия отправили в Чечню. Инна к тому времени уже ждала ребенка и очень переживала. Больше всего пугала неизвестность. Три месяца от мужа не было практически никаких известий и сообщений. Единственная весточка – звуковое письмо, которое Виталию с друзьями каким-то чудом удалось записать на кассету и отправить домой.  В письме он как мог,  успокаивал Инну и просил не волноваться понапрасну. Вот фрагменты этого письма: «У меня все спокойно. Скоро приеду. Я здесь не воюю, а отдыхаю. Сегодня с утра пробежался на зарядку, позавтракал, искупался в речке. А затем до обеда поспал. Настроение у меня прекрасное, только скучаю очень. Войны здесь уже нет, беспокоиться тебе не о чем». 

И только потом, уже  после возвращения  мужа, Инна узнала подробности  этой «спокойной» жизни. Друзья принесли ей  журнал «Ориентир»,  в котором корреспондент, побывавший на месте событий, подробно  описывал подвиг Виталия. Произошло это при форсировании реки Сунжа. Группа старшего лейтенанта Талабаева должна была подготовить плацдарм на противоположном берегу для втягивания батальона. Все прошло успешно. Неудача подстерегала дальше, когда разведчики, продвинувшись в глубину городского квартала, были отсечены боевиками от реки, а значит, от основных сил. 

Талабаев сориентировался мгновенно. Занял своим подразделением одно из пустующих зданий, превратив его в крепость. Больше суток держали разведчики оборону. Умелая расстановка людей, рациональное использование боеприпасов, а самое главное, уверенность командира, передавшаяся подчиненным, позволили выдержать осаду до подхода основных сил. 

За смелость, за умелое руководство вверенным подразделением в бою у реки Сунжа старший лейтенант Талабаев был награжден орденом «Мужества». 

Участие в боевых действиях  как рентген высвечивает достоинства и недостатки каждого офицера. О Талабаеве,  и у начальства, и у коллег, и у подчиненных сложилось единодушное мнение: умный, надежный, настоящий профессионал. После командировки Виталий получил повышение по службе – стал командиром роты. Свободного времени стало еще меньше. А требовалось его больше, поскольку в семье произошло радостное событие – родилась дочь. 

Девочку назвали Виталиной, соединив два имени – Виталий и Инна.  Виталий успевал везде: и жене помочь, и на службе у него все  было в порядке. Была у Виталия одна очень хорошая особенность – он всегда стремился оградить и уберечь Инну от лишних переживаний и проблем. Если случались неприятности, жена узнавала о них последней. Обладая легким характером, Виталий переводил все в шутку, так, что Инна и сама не замечала, как начинает улыбаться.

К тому времени семья жила в  квартире в военном городке. Вскоре уже капитан Талабаев стал начальником штаба батальона. 

 – Днем – на службе, вечером – на работу в ночной клуб или на разгрузку цемента, – говорит Инна, – поскольку офицерской зарплаты, конечно,  не хватало. 

К сожалению, так жили и живут большинство офицеров. Когда Инна рассказывала об этом, как о чем-то обыденном, у меня невольно сжалось сердце. Обидно и грустно: защитник Отечества, доказавший свой  профессионализм на войне, получивший орден вынужден по ночам работать грузчиком или охранником, чтобы прокормить семью. 

Несмотря на все трудности, молодым родителям очень хотелось второго ребенка, хотелось сына. И он появился, как по заказу. 

Долго выбирали имя малышу, а когда Виталий узнал, что имя Никита  значит – победитель, то сомнений больше не было. Все в семье складывалось прекрасно – Инна и Виталий любили друг друга, дети родились красивые и здоровые, отношения с родителями с обеих сторон только радовали. Казалось,  впереди долгая и счастливая жизнь, и ничто не может помешать их счастью. 

 Но…впереди вновь была «горячая точка». В 1999 году начались боевые действия на территории Дагестана. Маленькому Никите было всего лишь девять месяцев, когда папа уехал во вторую командировку. Вторую… и последнюю. Он погиб 13 сентября, вместе со своим другом Сергеем Орловым подорвавшись на БМД во время боя. 

Тела были переправлены в Ростов, затем в Наро-Фоминск, где в полку состоялось прощание. Перед поездкой  Виталий уже ждал звания майор, и  вот-вот должен был вступить в должность командира батальона. Такого прощания не припомнят в полку, поскольку Талабаева очень уважали и любили сослуживцы. Один из его друзей, Олег Карзаков написал такие строчки:

 

Вы честь свою не уронили,

Стояли насмерть до конца,

Честь роты, ВДВ, России,

Собой вы заслонили от свинца.

 

Майор Виталий Талабаев посмертно удостоен звания «Герой России». 

После смерти мужа для Инны началась совсем  другая жизнь. Конечно, ее не оставили друзья, помогали и помогают, чем могут. Она благодарна всем – Ларисе Мельниковой, Сергею и Юле Ковчевым, Олегу Карзакову и многим другим. Особая благодарность родителям, своим и Виталия. 

За это время Инна окончила институт. Учебу приходилось совмещать с работой, да и двое детей требовали постоянной заботы. Без помощи родителей было не обойтись. Но квартиру семье погибшего Героя России дали в Красногорске, очень далеко от квартиры родителей. Ей  очень повезло, считает Инна, что в жилищных проблемах семьи приняла участие строительная фирма «Конти». Она произвела обмен красногорской квартиры. Сейчас дети с мамой живут в Москве.

Дети,  Виталина и Никита очень похожи на своего папу.

– Он как будто продолжает жить в наших детях, – говорит Инна. – А в моем сердце Виталий навсегда останется как самый лучший, самый желанный человек.

В прошлом году Никита пошел в первый класс. У первоклассника сейчас много забот и хлопот. Уроки отнимают много времени, к тому же он серьезно занимается гимнастикой. Вскоре ему предстоит сдавать экзамен для поступления в спортивную школу.  Дети с первого класса учат английский язык, причем Виталине приходиться помогать младшему брату. Вита пока не решила, какое хобби ей по душе. Одно время она посещала танцевальный ансамбль, но сейчас потеряла к ним интерес.

 Брат и сестра очень привязаны друг к другу, они никогда не ссорятся. 

– Никита без Виталины даже конфетку не сьест, – заметила мама.– На улицу гулять вместе, к бабушке на каникулах – вместе.

Вдвоем они ухаживают за своим «живым уголком». В доме мирно живут черепаха и попугайчик.

Уже несколько лет ребята являются стипендиатами «Мегапира». Председатель Совета Директоров Александр Каньшин и его команда заботятся о таких детях, ежемесячно до совершеннолетия выплачивая им стипендии.  И не только стипендии. На счету «мегапировцев» десятки и сотни добрых дел. Офицеры и генералы запаса, прошедшие не одну «горячую точку», они не понаслышке знают, что такое война, и стараются помочь детям погибших боевых товарищей, объединив их в одну большую семью. Самое главное, чтобы семьи погибших героев не чувствовали себя одинокими. И здесь важна не только материальная поддержка, но и моральная. Ведь так важно знать, что при необходимости ты можешь опереться на крепкое плечо единомышленников общественной организации «Мегапир».

ЕЛЕНА МАТРОСОВА.

2006 г.

 

Город Героев

Очерк

Я проснулся утром, телефон показал 6:11.Проспал. Понедельник, сегодня надо идти на работу, начинать новую трудовую неделю. Позавтракать не успеваю, быстро умылся-побрился и вышел из дома в октябрьскую темноту. Всё как обычно, каждый день похож на предыдущий,  основное время занимает работа. Ухожу- темно, прихожу- темнеет. Все дни слились в один. И тут в ещё не до конца проснувшейся голове мелькнула мысль - а это вообще было, то путешествие на 2 выходных дня в Самару, откуда я прилетел вчера вечером? Как будто всё шло по обычному распорядку дней. Но- посмотрел фотографии в телефоне- это не приснилось, всё было на самом деле. То, о чём я ещё 15 лет назад не мог и мечтать - поездка памяти одного из моих командиров, отдавшего жизнь в Дагестане, офицера-десантника, Героя России Талабаева Виталия Викторовича. Не так давно его именем была названа школа в Самаре. Также меня ждало знакомство с его родителями. В Самару я хотел съездить с того момента, как узнал, что Виталий погиб и похоронен на кладбище Рубежное в Самаре. Но за 11 лет так и не выбрался - бесконечные дела. И только когда меня по работе отправили в командировку, я побывал на его могиле. С тех пор я там был ещё 3 раза. Но даже и не знал, что в школе №64 есть музей, посвящённый героическим участникам локальных войн. Есть в этом музее стенд, посвящённый Талабаеву. К тому же эту школу назвали его именем. Но, как назло, командировок в Самару не предвиделось. Решено было ехать. К тому же недавно я всё-таки решился написать его маме. Долгое время стеснялся, боялся вызвать заново со временем поблекшие чувства горя…Но в прошлом месяце я похоронил маму, и столкнулся с тем, что некоторые вроде даже близкие люди, коллеги по работе не решались или боялись высказать слова соболезнования. Только смотрели как-то сбоку сочувственно, я сразу опускал глаза. Становилось ещё тяжелее, как будто я прокажённый и люди не хотят прикасаться к этому горю. Я понял, что если высказать слова соболезнования и поддержки- за это меня не осудят точно. Ещё больше я укрепился в своём мнении, когда увидел Лидию Павловну, маму Виталия, в видеоинтервью. Она говорила очень живо, видно было, что она может об этом говорить и что она весёлый и бодрый человек. Сама помогает другим родителям погибших воинов справляться с горем и просто в организационных и бытовых проблемах. Я написал, расспросил, как можно проехать к школе, работает ли по выходным. Лидия Павловна ответила, поблагодарила за память, а также написала, что рады будут, если я приеду, готова связаться с директором школы и мы все вместе посетим музей и стенд, посвящённый Виталию.

Неделя перед поездкой прошла со скоростью поезда. Я собирался подготовиться, набросать вопросы, которые меня интересовали, темы для разговора, всё продумать. Но- время пролетело, а я написал на листке только 5 вопросов. И вот - уже конец рабочей пятницы, вокзал, поезд. В вагоне предложили на выбор посмотреть кино- «Трактористы», «Офицеры». Выбор не стоял, мы ехали к настоящей офицерской семье. Отец Виталия, Виктор Павлович, офицер, полковник, танкист, принимал участие в Афганских событиях. Мама- Лидия Павловна, прошла с ним и огонь, и воду. По скольким местам проживания и дислокации их бросала жизнь – не хватит пальцев одной руки. 

Всю ночь не удавалось заснуть, глядя в ночное осеннее чёрно-серое небо, я вспоминал полевые выходы, жизнь в лесу и как мы также смотрели в это мрачное небо, заканчивающееся кромкой деревьев на горизонте. А ещё- когда слышали за лесом проезжающие поезда, мечтали о том, что когда-нибудь и мы сядем в тот свой дембельский поезд.

Утром мы разместились в гостинице, привели себя в порядок и готовились к звонку маме Виталия Талабаева. Нас уже ждали в школе, имя которого она носит. Как оказалось, ждали нас серьёзно - хоть и была суббота, к встрече подготовилась директор школы и коллектив, отвечающий за музей, сослуживец Виктора Петровича и один из создателей и вдохновителей музея, полковник Рубанов Вячеслав Александрович.

Первый вопрос - Лидии Павловне Талабаевой, маме Героя:

-Лидия Павловна, Виталий на примере отца видел все тяготы военной службы, может, когда он был маленький, о профессии какой-то другой мечтал, когда у него появилось такое решение – идти по стопам отца, продолжать традиции?

-В принципе, ребёнок жил и впитывал все тяготы и лишения военной службы, видел…Родился он у нас в Польше, мы там служили, папа был на учениях, папы не было, у папы ранний подъём- папа у нас танкист. Боксы и тд  и тп.То есть Виталий это всё видел, всё время жили в городках мы, нас окружали семьи военных, непосредственно он многократно был в расположении батальона, в роте у отца, с солдатами общался, даже маленький. Это всё в Польше было до 4 лет, потом мы заменились в Термез и вскоре начались афганские события. Ребёнок уже более умненький стал, развитый, т.е у нас Термез у нас был как приграничный город в 1979 году, год ввода войск в Афганистан. Виталию уже шёл седьмой год, он видел это скопление…когда войска пересекали границу- мы этого не видели, это ночью было, потом пошла замена в Афганистане (усиление состава), и все солдаты прибывали в Термез. У нас такое накопление было военных…Даже гражданские дети эти события видели, всё это так серьёзно, для мальчиков это так захватывающе, там где-то необъявленная война, всё такое…А по долгу службы получилось так, что Виктор Петрович заменился в Ташкенте когда мы служили, он неоднократно ездил в оперативной группе в Афганистан, события-то до 1986 года развивались…Сын уже вырос, тут появились пластинки группы «Голубые Береты», события уже стали показывать по телевизору, и Виталий нам как-то заявил: «Я пойду в Рязанское Училище ВДВ». Это был 5-6 класс…Я говорю: «Так тебя там и ждали». Ну в принципе, он у нас рос таким спортивным, всё время занимался плаванием после 3-го класса, в школе он учился очень хорошо, отличником был с 1 по 4 класс, а дальше учился без троек. Я ему сказала : «Чтобы в Рязанское, единственное училище ВДВ попасть, надо и знания иметь, и спортивные результаты. И вообще, по-хорошему надо поступить сначала в Суворовское, поймёшь, что к чему, после него можно вне конкурса поступить в РВВДКУ. Если желание останется.» Он ответил: «Я в Суворовское пойду». Я думала- «зачем я так сказала?» А у него уже всё, планы, он в Суворовское, потом Рязань.Когда моя мама, бабушка Виталия, приезжала к нам, я с ней делилась: «мам, неужели это свершится, он пойдёт?»Она отвечала : «Что ты хочешь, Виталя у вас с 5 лет всё ногу задирает- кия, удары имитирует. Значит, десантником будет».Т.е., ещё будучи ребёнком, он впитал всю эту военную жизнь, но решение пришло не сразу, он готовился, учился. Чтобы поступить в Суворовское, надо было всё-таки экзамены сдать. Русский у нас хромал, не 5-ка, папа с ним писал диктанты, брал сына на службу, там дежурили они сутками. И он так вот готовился. Виталий поступил в Суворовское, и впоследствии, он и его приятель из Саранска Михаил, были направлены вне конкурса в Рязанское училище ВДВ.

В разговор включился отец Героя, Полковник Виктор Петрович Талабаев:

-Здесь хочу сказать по подготовке к этому- то, что он физически готовился, это бесспорно. Плавал он, во-первых, потом подошёл- «Ты мне, пожалуйста, сделай перекладину в квартире».У него стояла перекладина в квартире, перекладина во дворе, брусья во дворе были. Физически готовился. А по учёбе- странно было видеть, когда он готовился к экзаменам, я говорю- «Ты чего учебники не листаешь?»А у нас была возможность в штабе Округа ТуркВО, у нас был книжный магазин хороший и у нас были по всем предметам энциклопедии. И он готовился по энциклопедиям. Когда я его привёз в училище в Свердловск, он сдавал вступительные экзамены, я помню, после математики пришёл он, рассказывает- « пап, взял билет, я полностью ответил и преподаватель мне начала задавать вопросы. Вопросов было штук семь. Я всё ответил. Потом она дала мне примеры решать- я решил один, второй, третий. Она ещё дала пример. Я сидел-сидел, мучался- мучался. Она говорит- ну всё, не надо, сынок, всё нормально. Я уже заканчиваю это решать. Она говорит- нет, это прерогатива 10-го класса». Он поступал после 8-го.

Лидия Павловна:

-Ну у нас вообще Виталий рос, я ему говорила- зачем себя излишне нагружать? А он говорит- ну это же так интересно. То есть если он что-нибудь учил, то ему надо побольше поучить, если он физически чем занимался- надо ему через себя переступить, превзойти и достичь этого. С Суворовского училища звонит мне и говорит: мне тут преподаватели говорят, может ты, Виталик, подтянешь два предмета на отлично. А он там занимался- троеборье, пятиборье, у него бесконечные соревнования, я к нему один раз вылетала на весенние каникулы (он не приехал). Накануне приехала бабуся, забрала Вадима, младшего брата Виталия сюда, в Самару, чтобы я имела возможность вылететь к нему в Екатеринбург на все каникулы, поддержать его на соревнованиях. Я говорю «У тебя бесконечные то соревнования, то сборы. Вот где и когда ты будешь учить, чтобы на пятёрку пересдать? Я найду время. Ну он естественно бы нашёл. Я говорю- я считаю, что надобности нет пересдавать, в голове главное есть и этого достаточно. Ты так считаешь? Он у нас вообще таким рос, он мог задать вопрос родителям или приятелям-  как ты считаешь? Если я вхожу в азарт, я такой человек, эмоциональный, я вхожу-говорю- ТАК надо -и всё. Он: да, ты так считаешь? Ммм. Через некоторое время смотрю- сделал по-своему. Он обязательно задаст вопрос, если он сомневается- и вот он значит наблюдает за человеком, анализирует, впитывает. Но в основном сделает по-своему, решение принимает сам. И кроме того, он старался предвидеть ситуацию, просчитывать наперёд. И вот когда с ним случилось это несчастье, что сын погиб, Виктор Петрович сказал- он не мог погибнуть, он обстановку заранее просчитывал. Но там обстоятельства сложились трагически…

Он был очень ответственным. Когда учился в Рязанском училище, рассказывал мне- мам, ты знаешь, я в карауле стоял у знамени. Представляешь, стою ночью с автоматом, как положено. Слышу шаги. Как положено- Стой, кто идёт? Молчат, шаги продолжаются. Опять- Стой, кто идёт? Шаги продолжаются. Патрон в патронник, стой -стрелять буду. И вдруг- командир роты что ли, ну, кто-то из офицеров- так, Талабаев, молодец, отлично. Всё, вернулись в исходную. Я говорю- даа, это так серьёзно? Он- как ты хотела?

В школе, когда просочилось, что он собрался в Суворовское (а он у нас учился в спецклассе по плаванию). А там все спортсмены, такие, ребята раскрепощённые. Вы куда собрались? А, нас тренер отпустил. Сами- в кино. А Виталька сначала был председателем отряда, когда галстуки носили пионерские, потом комсомольцем- секретарём комсомольской организации в школе. Мальчишки собрались в кино, подходят к нему- Биес (прозвище Виталия), пойдём в кино, зачем тебе химия в танке? А он сдерживался, но с уроков не уходил. Я даже с классной руководительницей после родительского собрания говорю- Мария Аркадьевна, Вы вот Витальку ставите в такое неудобное положение. Она- Лидия Павловна, ну как я иначе, мне нужно докопаться до истины. Вот он всё-таки секретарь партийной организации комсомольской, а Вы знаете, из класса уходят с уроков ребята. Я говорю- он как бы и не может Вам резко ответить, и в то же время он же в коллективе. Вы лучше беседуйте и наказывайте сразу зачинщиков, а Вы его как подставное лицо используете. Не портите ему отношения…

Полковник Рубанов Вячеслав Александрович :

-Это наверное и есть закалка командирских качеств, он же был руководителем уже тогда.

Лидия Павловна:

-А ещё такой аккуратный, он даже школьной формой дорожил. Вот пионерские галстуки значит,…у него было 6 или 7 галстуков, не помню. Вадик у нас был маленьким ещё, у них 12 лет почти разницы. Я значит все эти галстуки в конце недели все стираю, наглаживаю и вешаю. У него на каждый день галстук. Он галстук складывает – и в дневник. Утром он едет – у них в день две тренировки по плаванию - в сумке и бутерброды, и учебники…Он такой педант у нас был- вот он уроки делал, у него стопка значит тетрадей, стопка учебников. Он сделал- переложил в другую. «Мам, ты не ложись спать, а то мне как-то неудобно- все спят, а я уроки делаю.» Он пока не сделает уроки, спать не ляжет. Его никто как кошку носом не толкал. В Ташкенте был случай, снег же выпадает там редко, мальчишки сразу с клюшками в хоккей, он значит- выглядывает из окна. Я говорю - « ну иди, погуляй». Он - «нет, я ещё уроки не сделал.» У нас даже все рубашки школьные были переделаны под офицерские, чтобы не заправлять. Потому что не нравилось ему- он выправляются, мятые. Сын был очень аккуратным. Выглажен, рубашка не мятая- и пушистый красный галстук. Я как приду на родительское собрание, сижу как роза красная. Как начнёт классная руководительница- почему у нас Талабаев такой аккуратный, почему всегда наглаженный? Но остальные почему не такие? Чей-то сын там в олимпийке всё время ходит. Или по урокам там что-нибудь…Я на следующее собрание говорю отцу – «слушай, иди ты на собрание, я не пойду. Я сижу как будто не о ком больше говорить. Его всё время в пример, в пример. Я сижу- пунцовая». Я сама когда росла со старшим братом Валеркой, мои родители говорили друг другу идти на следующее собрание, потому что Валерку всегда ругали. А я как мать бежала с собрания потому, что всё время Виталия хвалили, мне неудобно прям перед родителями было, потому что его всё время в пример ставили. Он и двойки не получает, и всегда аккуратный, дисциплинированный. И я не хочу сказать, что мы прям как-то давили на него, он сам такой вырос, необычный.

Ну вот младший брат Виталия, Вадим, может рассказать, как он готовился.

Вадим Талабаев:

- Я так-то не сильно помню, я маленький был, но физическая форма - он постоянно такой бодрый был, т.е. на него смотришь- хочется за ним потянуться. Всё время подкалывал меня, я маленький такой хожу- тут гора рядом такая. Надо- подвинул, надо –поднял, надо – переставил. Заходим в подъезд- он обязательно бежит вверх до 6-го этажа – давай быстрее, быстрее… Хотелось его побольше видеть всегда. Отдельные моменты вспоминаются весёлые, помню, он приехал из Рязанского училища, привет-привет. Я маленький, с такими глазами на него, раз, в чулан спрячешься, минут 5 посидишь, выходишь- он подарок тебе подарит. Потом помню приехал, ну, время такое было, одежды тогда не было модной, а у него майка такая оранжевая, голова тигра на спине. Я её сразу приметил, одеваю когда брат уходит. Я бегаю в ней по квартире. Виталий придёт- «так, что за фигня, снимай».

Лидия Павловна:

- Физическую форму он держал всегда. Когда курсантом был в Рязанском училище, мои родители всегда за Волгой летом ставили что-то типа мини-домика такого. Если у нас возможность была, мы прилетали с Ташкента, отдыхали. Виталий тоже, если была возможность, прилетал сюда. Так вот, находясь за Волгой, он каждое утро во-первых бегал по берегу, по пляжу и старался часто плавать против течения Волги. Я говорю- «тебе это надо?».

Виктор Петрович:

- Расстояние было 900 метров от того места, где он начинал до того места, откуда он вышел из воды. 

Лидия Павловна:

- И вот прёт как баржа вот именно против течения. Или утром- дед только глаза продерёт- «где у нас Виталик? О, уже убежал.» Или говоришь- «Виталик, надо за дровами сходить». «Дедуль, без проблем». Уйдёт. Тащит- целое дерево. Люди принесут веток там. Он- именно дерево. «Где ты его нашёл?» «Господи, дедуль, да пойдём я в следующий раз тебе покажу- там, где много комаров». Зайдёт в самую глубь и прёт это дерево волоком или ещё как. Ему всё это было как-то легко. И он у нас рос не то, что серьёзным не по годам - он наоборот при всём при этом был душа компании. Инна, наша невестка, по сей день о нём говорит, улыбаясь, мы тоже, когда вспоминаем- улыбаемся, смёёмся. Он и был таким. У него улыбка с лица никогда не сходила. Я когда хотела его отругать, когда курсантом приезжал,- загуляется там или ещё что,- его поведение и мимика лица не даёт мне этого сделать. Он так приобнимет- «Мамуль, всё нормально». И всё куда-то уходило, он был таким позитивным. Инна вот всегда говорила – « если в Наре полк празднует день ВДВ и офицеры выходят в лес на шашлыки, Талабаева со мной нет. Он там между всеми. Там хохот или там- выясняют отношения- Талабаев уже там как дипломат». Он мог разрулить всю обстановку, любую ситуацию. И в школе он также –завоёвывал себе авторитет сам. Будучи школьником, у него две яркие ситуации были. 

1. Заболел учитель. Их соединили два класса – их класс и постарше. Младшие пришли вперёд. Он сел на заднюю парту. А постарше класс пришёл- и какой-то высокий парень подходит- «Ты, малявка, быстро ушёл». Виталик сидит. Тот взял его за шкирку и ногой пнул его так, что сын летел к столу учителя. Виталька выскочил из класса, было прохладно, весной или осенью- не помню. Все ходили в куртках. Мне в дверь звонок, я открываю дверь, на пороге мой ребёнок в слезах и раздетый. И прям в свою комнату и на кровать. И плачет. Когда он успокоился и рассказал всё, он сказал- «я завтра в школу не пойду. Он меня обидел, опозорил, вся школа будет смеяться». Папы ещё не было. Я говорю- «сынок, в жизни будет много ситуаций таких – и унижать будут, и оскорблять будут, и подводить будут. Но жить, учиться всё равно надо, понимаешь?» Вдруг дверь открывается- папа на пороге. «А это - что?» Ситуацию рассказали. Папа говорит : «так, быстро одевайся и вперёд в школу, насчёт школы мы поговорим вечером, сейчас идёшь за вещами». У нас папа много не говорил. Только посмотрит – и всё ясно становится. Я стою, у меня кровью сердце обливается. Виталик встаёт, выходит из комнаты, одевает другую куртку. Приходит домой, приносит куртку, сумку свою. Я его так потихоньку спрашиваю – «сынок, где нашёл, уже занятия в школе закончились?» «Да ребята в школе остались и ждали меня». Вечером поговорили, он конечно пошёл в школу. То есть он через себя переступил. И никаких больше разов не было, чтобы он пришёл ещё раз и плакал. Это всё как-то само рассосалось. 

2. Другой случай:  Виктор Петрович в Афгане, я работала в штабе округа. Накануне у нас с Виталиком было ЧП. А на следующий день папа звонит. А я вся такая плачу в трубку, на что Виктор Петрович сказал: «он мужик, он парень, он всё пройдёт». А что случилось-  после занятий в школе спецкласс идёт на вторую тренировку в открытый бассейн. Я после работы, сын после тренировки вместе идём на остановку и едем домой. Мы встретились - всё нормально? Всё нормально. Автобусов нет. Я такси ловлю, садимся на заднее сидение, я спрашиваю- «как дела?». А посмотрела сбоку- у него лицо опухшее, полукрасное - полусинее. У меня сразу истерика, он- «мам, дома». Водитель, неудобно, приезжаем домой, сели. Он говорит- «я тебе расскажу в том случае, если ты мне пообещаешь, что не пойдёшь разбираться». Я дала слово. Оказывается, у них в классе парень был выше Витальки, пловец здоровенный. А Виталька рос невысоким, среднего роста. А были ребята высокие, плечистые. И вот на одной из перемен или после занятий в школе что-то там тусовались, и один говорит- «А вот ты, Биес, ни за что с ним не поборешься.» Ну вроде начали просто бороться, а потом вошли в азарт, зло такое взяло, короче этот парень Витальку нокаутировал. А я ж обещала. Я и не звонила в школу, и не ходила. Я это всё спустила на тормозах.»

Вопрос:

-какой случай вообще чаще всего приходит на ум, когда вспоминаете Виталия?

Вадим Талабаев:

- Пирог ели с ним. Мама любит готовить вишнёвый пирог – по бокам корочка, а внутри тесто потолще и внутри вишня, залитая сметанным кремом. Как пицца, только внутри вишня. Обычно внутри так вкусно всё. Заходим на кухню, мамы нет, папы нет. Он- «ну что, поедим?» Я говорю- «давай». Он нож берёт, отрезал так корочку мне, остальное себе. Ну он по-доброму, шутник. Я сначала не понял. 

Вопрос Виктору Петровичу: 

- в одном из своих интервью говорил, что Виталия первая война очень изменила, что Вы имели ввиду?

Виктор Петрович:

-  Ну после первой войны, когда Виталий вернулся, это был действительно совершенно другой человек. Война она никого не делает таким как прежде, человек становится взрослее, мужественнее. Я скажу вот по себе - когда видишь смерть своих друзей, товарищей, это делает очень большой отпечаток на человеке. Я сам вспоминаю особенно 84-й год, Кандагар, когда мы утром сидели вот за таким же столом, завтракали и шли на операцию, мы обратно привезли 11 человек. Вот эта вот ситуация, когда кровь, гибель людей- она настолько нервы завязывает в узел, что невозможно…Я вот два дня назад встречался с Героем РФ Станкевичем Г.В., тоже вместе прошли Афган. И вот он редко нам рассказывал о себе, но когда в Чечне 81-й полк вошёл в город, погибло очень много людей. Он говорил, что в течение двух недель находился в этом стрессовом состоянии, был настолько сильно морально «убит» , что в один прекрасный момент он отключился. Не мог ходить, не мог думать, ничего делать и три для ничего делать не мог, пока солдаты не принесли по-русски говоря бутылку водки и сказали : «товарищ майор, выпейте её и Вам будет легче».

Когда Виталий в Первую чеченскую Виталий со взводом форсировал р.Сунжа. На рассвете, около 4- часов, вышли на позицию, мы 800 метров ползли для того, чтобы застать врасплох противника, который охранял этот мост. На счёт рюкзака, сколько он весит, я прошёл Афган, я скажу, что рюкзак с полной нагрузкой, с боеприпасами, с питанием весит 49 кг летом и 54 кг зимой. Вот с такой нагрузкой солдаты ходили в Афганистане. Может быть, в Чечне по-другому было, не знаю. Ну вот брат Виталия, Вадим, может рассказать, как он готовился.

Сколько пришлось пережить Виталию- когда они форсировали р.Сунжа, взяли мост и попали в засаду, их окружили. Десять дней находились в окружении. Представляешь, пап- говорит, мы уже начали считать боеприпасы. И настал такой момент, что если мы этот день продержимся, то в ночь пойдём в рукопашную, чтобы прорваться. Но наверху нас услышали, и пришло подкрепление, нас вывели из окружения. И вот это всё сказалось на нём. И у нас есть видеокассета, там есть момент, где Виталий готовит людей к отправке на вторую Чечню. И он тот опыт, который он почерпнул на первой войне, он рассказывает солдатам. И настолько тонко он это преподнёс, что нельзя это не воспринять как должное, как установку. 

Лидия Павловна:

- Он здорово изменился, он сразу сдержанным таким стал, он обычно всегда улыбчивый.

Виктор Петрович:

-Ну вот и говорю, что всё это- кровь, потеря людей- это очень здорово сказывается. Я вот собственно сам входил в Афган, потом сам там 5 лет служил, согласно той должности, в которой я находился- 5 лет ежемесячно командировки по 20 дней туда. Со многими встречались солдатами, офицерами, приходилось и беседовать, и на боевые ходить….По-разному все воспринимают, но война - никого не красит. Абсолютно. Я вот снова хочу вернуться к Герою РФ Станкевичу. Мы с ним полдня находились, беседовали недавно, вспоминали Афганистан, когда служили и со стороны- по-разному на это смотришь, с разных ракурсов. И я думаю, Вячеслав мне не даст уйти в сторону и он подтвердит мои слова…

Рубанов Вячеслав Александрович:

- Я ремарку небольшую скажу, но яркую…Погибли у нас 12 человек одновременно. Заживо сожгли. И нам приходилось их…собирать. И месяц не можешь есть. Целый месяц. А потом тебя приводят в чувство. Это- сильное потрясение. Сильнейшее потрясение. И потом приходится выползать из этого состояния десятилетиями.

Виктор Петрович:

- Ну вот была встреча- в ДК им.Литвинова, это было три года назад. У нас стояла группа офицеров-афганцев, беседовали. К нам подошли три женщины…Тяжело сказать- или вдовы, или матери погибших…Так присоединились к нашему разговору, и одна из них  сказала: «ребята, ваше время ещё не пришло, будет ещё несколько лет- и ваш Афганистан будет выходить наверх». То есть- все болячки, все эти стрессы- они будут проявляться. И я, например, уже частично на себе это ощущаю…что отзывается это то там, то здесь. И, может быть, благодаря тому, что хорошая физическая подготовка, которая была у нас в училище, она дала свои положительные результаты, что мы ещё держимся, мы крепимся. Например, у меня самого- три ранения, казалось бы…Но- на лыжах я бегаю, я за сезон пробегаю в зависимости от состояния от 400 до 600 км…Да, два-три выезда в неделю по 20 километров. Каждое утро- зарядка. Без этого я не могу, я уже как наркоман, я без этого не могу. Мне уже говорят- «ты не бегай, ты ходи, быстро ходи, я сейчас хожу- ежедневно 6 километров…» Поэтому- здесь я снова возвращаюсь к тому, что Виталий, вернувшись с первой Чечни, он видимо сильно физически был к этому готов и морально…Да, изменился, но он не пал духом, он, тем не менее, он продолжал служить- и оценки его службы со стороны начальства, коллег и простых солдат подтверждают это. Ему довелось быть на высших офицерских курсах «Выстрел»  при Генеральном Штабе. Прошёл курсы Виталий с отличием, самый молодой был на курсах. Они ему дали много. Георгий Иванович Шпак в то время был Командующим ВДВ и как-то про Виталия сказал : «Это был лучший офицер ВДВ».

По рассказам Виталия, когда он учился в Рязанском училище ВДВ, он учился в разведвзводе. И я ему задал вопрос- «зачем тебе это?» Он говорит: «Пап, я хотел понять это всё до конца». И у них когда были занятия по рукопашному бою, иногда говорит, так ногой получишь по голове – куда шлем, куда ты летишь…И с его слов, что ему это дало- « я в совершенстве знал боевое самбо, и если придётся с 10-ю вступить в схватку, из них семь убью сразу, а с тремя потом разберусь».

Лидия Павловна:

- Мой папа, дедушка Виталия и Вадима, когда Виталий ездил на показательные выступления в Москву по рукопашному бою, говорил- «что-то я не пойму, внук у меня учится не то на артиста, не то на десантника.))»

Виктор Петрович:

- Ещё один момент вспомнил, насколько человек был физически сильный…В Ташкенте перевозили эшелоны с вещами, когда всё погрузили, проверили, закрыли вагон, опломбировали. Я говорю: «Виталь, надо завязать проволоку, чтобы крючок не отбросило». Он так раз- по сторонам- смотрит, полутораметровый хлыст проволоки 6-ки некалёной, не термообработанной…

На 40-й день со смерти моей матери сестра передала мне письма ей, который я писал из армии, прошло уже более 16-ти лет…Отрывок из одного письма:

«Здравствуй, мама! Сегодня воскресенье, пока нечего делать, вот я и решил написать тебе письмо. Мы только что пришли после 3-х километрового кросса ( у нас теперь начальником штаба батальона стал старший лейтенант Талабаев. Он молодой, но уже много повидавший- был в Чечне. Он лучший бегун полка, да и мускулы у него немаленькие. Вот и мы теперь будем каждое воскресенье бегать кроссы…» 4 мая 1997г.

Лидия Павловна:

- Мы с Аллой Григорьевной Шпак, женой бывшего Командующего ВДВ, иногда видимся, практически каждый год они приезжают на могилу сына Олега, он захоронен рядом с Виталием, в 10-ти метрах, и мы стараемся в эти дни тоже быть там, на кладбище. И она мне как-то сказала: «Я вот задумываюсь, всё что происходит - не за зря, то есть какие-то события так вот накладываются…» Она тоже педагог, но уже на пенсии, очень приятная в общении женщина. Они категорична - все, кто присутствует на кладбище- все едем к нам. И эту обстановку в доме, за поминальным столом, она рулит сама, она и фильм покажет, она и расскажет что-то. Георгий Иванович он более сдержанный такой, а она по долгу своей профессии, педагог, она очень лёгкая в общении и находиться у них очень приятно. Олег погиб в 1995-м году, Виталий в 1999-м, и, когда Виталька погиб, Шпак Г.И. в курсе был, он был с Аллой Григорьевной в Наро-Фоминске на прощании…

Виктор Петрович:

- Мы со Шпаком Георгием Ивановичем, когда я в Ташкенте служил, Шпак Г.И. был у нас начальником штаба округа, и в силу того, что я был оперативным дежурным округа, часто был у него в кабинете, общались, потом судьба нас свела здесь, в Самаре - он здесь начальник штаба округа, я - оперативный дежурный округа, и когда Шпак уезжал на повышение в Москву, на должность Командующего ВДВ, при прощании я ему сказал : «Если Вы в ВДВ встретите фамилию Талабаев, знайте, это- мой сын.» И вот уже потом, когда Виталий погиб, он рассказывал: «Ежедневно мне приносят списки погибших. И вот когда я листал и увидел фамилию Талабаев, у меня всё из рук вывалилось, и я целый день не мог работать». И вот вы знаете, семья Шпака нас тогда очень сильно поддержала. Алла Григорьевна сказала: «Ребята, на этом жизнь не заканчивается».

Лидия Павловна:

- Очень сильная женщина, она мне прям помогла. Я первые годы, будучи у них на поминальных обедах - мне было очень тяжело, я вообще просто зажатая какая-то была. Мне даже говорили: «Ты не должна, у тебя растёт сын». А после встреч с Аллой Григорьевной, после беседы, она прямо давала пример…Вот представляете, Виталик погиб в 99-м году, в 95-м они похоронили Олежку, и она - в форме, я имею ввиду её физическое и моральное состояние, они с супругом, на тот момент Командующим ВДВ, приехали в полк на прощание. То есть, она ещё сама не оправившись от горя, ни слёзы не лила, ничего…Сильная женщина…Она мне многое раскрыла, что жизнь не останавливается, и мы должны жить так, чтобы наших сыновей помнили, а не так вот просто замкнуться и ни с кем не общаться.

На кладбище, на могиле сына, Виктор Петрович обмолвился, вздохнув: «кто сказал, что мы прячем сыновей?» Я даже не нашёлся что ответить.…С какой стати боевой полковник, похоронивший сына, должен перед кем-то оправдываться, а ведь рядом, в 20-ти метрах, лежит Олег Шпак, сын генерала Г.Шпака, бывшего Командующего ВДВ, в пору, когда он был Командующим, Олег и погиб. Да вы испытали хотя бы сотую часть такой боли, чтобы быть судьёй? Это настоящие Офицеры, и им не надо никому ничего объяснять, здравомыслящие люди и так всё поймут, а если в голове ничего нет, то этим людям не получится ничего доказать. Большинство из современных женщин даже не хотят, чтобы их чада в армию шли , даже на год, и готовы отбашлять любые суммы, использовать любые знакомства, только бы не они, пусть будут другие, у кого династии, кто угодно, но не они, забывая о том, что у этих парней тоже есть отцы и матери, и любят они сыновей не меньше. А в итоге - впоследствии возмущаются, что, если будут грабить на улице и убивать- многие мужчины пройдут мимо. Кого-то бросают вместе с детьми, наплевав на всё и скрываясь от алиментов. Не говоря уж о том, чтобы место в метро им уступили…Только не понимают они одного - они сами таких мужчин и воспитывают, оберегая от всех невзгод не только в младенчестве и детстве, но и по жизни, в итоге мы имеем то, на что они и жалуются- мужиков настоящих не осталось, мужчины вымерли как класс, женщины- сильный пол и т.д.

Мы уезжали из Самары. А в голове почему-то крутилось - «Простите. Простите за то, что не можем вернуть сына. Простите за то, что вновь вспомнили с нами о своей боли. Простите за то, что не успели сказать всё, что хотели. Простите за то, что за 14 лет первый раз увиделись. Простите за то, что по нашему телевидению идут домы-2 и всякие ток-шоу, а места для сюжета о Вашем сыне не находится. Простите за то, что хотя у нас по Конституции для всех людей есть свобода передвижения, но цены на эти передвижения порой не для простых людей. Простите нас, Родные! Ведь мы теперь в каком-то смысле – родные люди… и спасибо Вам!!! За то, что мы живём и радуемся, глядя на это небо, воспитывая детей, за то, что дышим. Мы Помним!!! И сделаем так, чтобы другие не забывали.»

А пока впереди - очередная рабочая неделя, среди которой буду искать время для написания этого рассказа и заново мысленно возвращаться в ту поездку в славный город Героев Самара.

 В. Талабаеву

У каждого на свете есть звезда,

Она дается нам с рожденья,

По жизни нас ведет она, 

А падая, сгорает в миг, в одно мгновенье.

Светить лишь остаются тех,

Кто в жизни не искал покоя,

Кто здесь горел и шел к мечте

И никогда не выходил из боя.

Когда Виталька уходил,

Забыть я это не сумею,

В глаза он прямо говорил

- Бывай до завтра, Честь имею.

Он время смог опередить,

Я этих слов не слышу ныне

Не мог иначе поступить,

Он так воспитан был в семье и Богом…

На небе звезд не перечесть,

Я отыскать его сумею

Она мне светит ярче всех 

И имя носит  «Честь имею».

 

А жизнь назад не повернешь,

У каждого своя дорога,

Любите ближнего и Бога

И до конца пройти Вам путь.

Я понимаю, но и Вы поймите,

Я должен был все сам пройти

И сильно строго не судите,

Есть Высший суд и мне идти.

И на плечах друзей я в мир уйду иной

Налейте мне сто грамм и корку положите,

Спасибо всем кто был со мной

Не забывайте, приходите.

Лишь об одном жалею, мало пожил,

Но видно больше не судьба,

Виной тому чеченская война

Насытиться успел я ею,

Ну, всё, привет всем. Честь имею.

 

                              Олег Карзаков

 

Все права защищены © 2013-2014. Копирование материалов только с письменного разрешения администрации сайта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..